Вехи первой пятилетки в Сталинградском округе

1928 — 1932 гг.

«Эпоха великого перелома» началась в СССР в 1929 г. с момента объявления на XVI партконференции о свертывании НЭПа и переводе народного хозяйства на социалистические рельсы. Первый пятилетний план развития страны должен был привести к быстрому росту промышленности и механизации аграрного сектора. Важными вехами планирования в Сталинградском округе стали строительство тракторного завода и коллективизация сельского хозяйства.

В объятьях Нижне-Волжского края

Сборочный цех СТЗ
Сборочный цех СТЗ

11 июня 1928 г. территория современной Волгоградской области вошла в состав административно-территориального монстра — Нижне-Волжского края. Сталинградский округ был впряжен в одно ярмо с семью соседними округами, с республикой немцев Поволжья и Калмыцкой автономной областью. С 1928 по 1932 годы эти территории бок о бок выполняли первый пятилетний план.

Сталинград выделялся на фоне других соседей своей промышленной мощью. В то время как краевая промышленность носила в основном ярко выраженное «пищевкусовое направление» с преобладающим производством предметов потребления, в Сталинградском округе более половины валовой продукции приходилось на металлургию, металло- и деревообработку. Понятно, что все это индустриальное великолепие было сосредоточено в Сталинграде. На реализацию пятилетнего плана Сталинградскому округу было выделено 270 млн руб. капиталовложений. Из них почти 90% поступало из союзного и республиканского бюджетов. Остальные крохи выскребались из бюджетов края, округа и прочих финансовых «закромов».

Такая щедрость центральной власти объяснялась просто: Сталинграду выпало решать масштабные общегосударственные задачи. Прежде всего, наш округ должен был совершить мощный индустриальный скачок. Тогда административно-территориальная гигантомания опиралась на грандиозные планы строительства Волго-Донского канала (ВДК). В середине 20-х годов эта тема получила свое новое развитие. Именно с ВДК советские экономисты связывали скорый расцвет промышленности в Нижне-Волжском крае и именно радужные перспективы строительства этого канала стали решающими в спорах о том, в каком городе будет воздвигнут самый мощный в Европе тракторный завод — в Сталинграде, Юзовке или в Таганроге. При этом строительство ВДК началось только после войны — в 1948 г., а вот Сталинградский тракторный завод был введен в эксплуатацию уже в годы первой пятилетки.

Американский Сталинградский тракторный завод

В 1929 г. недалеко от завода «Баррикады» под строительство тракторного завода и его рабочего поселка было выделено 530 га. Первый директор завода, бывший краснофлотец Василий Иванов отправился в США заключать договоры и контракты с Генри Фордом. В 1930 г. 370 американских специалистов и рабочих (были также уроженцы Германии, Швеции и Ямайки), спасаясь от безработицы и депрессии, прибыли в Сталинград и приступили к строительству промышленного гиганта по американскому проекту.

Роберт Робинзон
Роберт Робинзон

Поселили иностранцев в Нижнем поселке. В их распоряжении имелись магазин «Инснаба», ресторан, поликлиника, печаталась англоязычная газета «Искра индустрии». 70 девушек-переводчиц помогали колонистам находить общий язык с советскими коллегами. В местном ДК для них устраивались танцевальные вечера, на которых звучал запрещенный в СССР джаз.  Уроженцы Детройта не только выполняли ответственные работы при строительстве завода, но и обязаны были обучать советских коллег всем премудростям заводо- и машиностроения. Американцы сразу разделились на два непримиримых лагеря. Большинство входило в организацию «КультТехПомощьСССР». Члены этой организации включились в соцсоревнование и в ударничество. Они работали сверхурочно, вносили рацпредложения и даже избирались в поселковый и городской Советы. Многим из них позже были вручены почетные грамоты, а двое — Сваджан и Хоней — были награждены орденами Ленина.

Враждебную позицию к советскому строю выражало меньшинство колонистов, входивших в группу «Американский комитет». Сначала они распространяли слухи среди сталинградцев о невозможности строительства тракторного завода. Потом стали по разным поводам устраивать провокации и забастовки. Когда настало время продления контрактов с заводом, два негодяя избили чернокожего токаря, портрет которого висел на заводской доске почета. Жертвой расистов стал Роберт Робинзон. Скандал имел международную огласку. Расистов осудили на два года тюрьмы, но позже приговор заменили высылкой из СССР. С Робинзоном же продлили контракт.

Первый сталинградский трактор «Интернационал» (СТЗ-1) мощностью в 31 л. с. сошел с конвейера 17 июня 1930 г. Но уже через несколько месяцев заводчане рапортовали о провале производственной программы. Завод собрал всего 35 тракторов вместо запланированных 420. Причина — слабый менеджмент и логистика, текучка кадров и головотяпство. Впрочем, проблемы скоро разрешились, и 20 апреля 1932 г. Сталинградский тракторный завод вышел на проектную мощность в 144 трактора в сутки. Американские товарищи отправились строить Харьковский завод. Некоторые из них приняли советское гражданство. В их числе был и Роберт Робинзон.

Индустриализация и аграрный прорыв

Помимо тракторного завода в Сталинградском округе в годы первой пятилетки были построены и другие крупные объекты: судоверфь, штамповочный завод, трикотажная фабрика, металлозавод, вагоностроительный, маслобойный и кожевенный заводы, завод тросов. Началось строительство химического комбината (Химпром) и электростанции в Бекетовке мощностью в 44 тысячи кВт. В связи с электрификацией модернизирован завод «Красный Октябрь»: запущены две новых доменных печи и реконструирован проволочный цех. Были построены и крупные объекты коммунального хозяйства — сеть единого водопровода в Сталинграде увеличилась в три раза (по сравнению с 1928 г.); начато масштабное жилищное строительство, которое достигло максимума в 1932 г., когда столицу края перенесли из Саратова в Сталинград.

По замыслам советских экономистов, Волго-Донской канал мог решить еще одну глобальную задачу большевиков — организации на засушливых просторах Сталинградского округа системы мелиорации, которая вкупе с высоким уровнем механизации производства зерна могла легко решить проблему наполнения экспортных поставок. Для этого необходимо было покончить с отсталостью аграрного сектора — с его хроническими неземлеустройством, чересполосицей, дальноземельностью и низким уровнем техники.

КоллективизацияПеред аграриями округа разработчики первого пятилетнего плана поставили следующие задачи: увеличить посевную площадь в семь раз, огороднические площади — в полтора раза, наладить устройство «правильного орошения» на площади в 14,5 тыс. га, лиманного орошения на площади 8 тыс. га, а также вырыть 40 прудов и 950 колодцев. При этом совхозы должны были увеличить свои посевные площади в 23 раза (!), а количество голов крупного рогатого скота — в 3 раза. В первую пятилетку в округе планировалось создать четыре новых зерновых совхоза, а количество колхозов увеличить в 18 раз, что обошлось бы государству в 76 млн руб. В помощь колхозам с 1929 г. в округе стали создаваться первые машинно-тракторные станции: в 1930 г. их было 32, через два года — уже 178. К концу 1932 г. ожидалось провести через коллективизацию треть крестьянских хозяйств. Но в Кремле на эти показатели посмотрели хмуро, и сталинградские власти заявили о проведении сплошной коллективизации сельского хозяйства и полной ликвидации кулачества как класса.

Итоги первой пятилетки

Первые результаты форсированной коллективизации оказались плачевными. Последний год первой пятилетки ознаменовался очередным голодомором в Нижнем Поволжье. Коллективизация вкупе с раскулачиванием привели к острому недостатку тягловой силы и резкому сокращению посевных площадей (по некоторым оценкам, до 50%). Валовый сбор зерна, по данным советской статистики, в округе упал на 35,6%, а по данным независимых экспертов рухнул не менее чем в два раза. Ситуацию усугубила государственная хлебозаготовка, которая велась «под метелку» по принципу забытой уже продразверстки времен Гражданской войны: то есть из колхозных амбаров выгребалось абсолютно все зерно. Советская пшеница уходила на экспорт. Стране нужна была валюта для индустриального скачка. Селяне стали покидать родные места и разбегаться по городам. В городах же начался рост цен на все виды товаров, а также дефицит и распределение товаров по карточкам. Голод вошел в городские кварталы. В стране воцарилась вакханалия организационно-бюрократического безумия. Красиво расписанная в решениях партсъездов пятилетка обернулась массовым голодом и лишениями для многострадального населения.

Положительный эффект от колхозного строя стал проявляться только перед началом Великой отечественной войны. В 1940 г. объемы сбора зерновых культур в СССР превысили уровень 1913 г. В начале 1980-х годов страна вышла на первое место в мире по производству зерновых культур. Впрочем, на благосостояние россиян эти достижения оказали тогда небольшое влияние, а обещанное общее благоденствие так и не наступило.

Похожие статьи:

Читайте также: