Преступный Царицын

Газеты дореволюционного периода любили факты и новости, благодаря чему чтение царицынской периодики позволяет погрузиться в жизнь старого города, вникнуть в его вопросы, проблемы и особенности. Старые газеты сообщают о том, что обсуждала Городская Дума, на какой улице испорчена мостовая, где произошло какое-то происшествие — вся ткань городской жизни на поверхности. Разумеется, не обходили газеты молчанием и криминальную хронику — где что случилось преступного и чем занималась царицынская полиция.

Преступность в Царицыне — тема сложная и неоднозначная. С одной стороны, было так, как и везде, ничего особенно выдающегося. Город большой, шумный, много нового, пришлого населения, среди которого обязательно попадаются люди подозрительные, а порой — и опасные. С другой стороны, криминальную статистику тогда не публиковали, и говорить определенно, насколько велика была преступность, росла она или же сокращалась, очень сложно. Газетные хроники полны сообщений о мелких кражах, ограблениях рыночных лавок, но насколько острой была тогда проблема преступности? Хотя, если не вдаваться в тонкости, по большому счету все более-менее понятно.

Ведро пива

Пристань у Царицына на Волге

Были случаи совсем простые. Ночью 17 февраля 1913 года в пивную лавку В.Ф. Рексер, расположенную на улице Елецкой, залезли воры. Они взломали замок и проникли внутрь. Здесь они обшарили все, видимо, ища деньги, но денег в лавке не было. Тогда воры украли зеркало и… ведро пива (а что еще можно украсть в пивной лавке?). Видимо, добыча не обрадовала преступников, и они взломали замок в соседней лавке. Здесь деньги были, но только 4 рубля. Воры взяли еще и папиросы, а также граммофон, стоивший тогда очень дорого — 120 рублей. За эти деньги в то время можно было купить хорошую лошадь для парадных выездов в город. Кража была обнаружена только утром, полиция немедленно приступила к расследованию.

В ночь на 28 апреля 1912 года в мясную лавку Ивана Корабельникова на базаре на Дар-Горе проникли воры, подобрав ключ от замка. Они тщательно обшарили лавку, нашли 2 рубля денег, а также 3 пуда мяса на сумму 35 рублей. Все это преступники забрали с собой. После ограбления Корабельникова залезли они еще и в соседнюю парикмахерскую Аркадия Григорьева, похитив там инструменты и принадлежности на 14 рублей.

Были случаи сложные. 2 апреля 1912 года, глубокая ночь на улице Саратовской (современная ул. Мира). Глухо на улице — ни фар проезжающих машин, ни яркого освещения, если и есть уличные фонари, то низенькие и тусклые, освещают только пядь земли под собой. В доме номер 36 живет поселянка — некая Полина Найворт с семьей. Глубокой ночью к дому подходят громилы, то есть грабители.

Громилы перелезли через забор, аккуратно выставили стекло и проникли в коридор. Видимо, среди них был наводчик, потому что действовали они наверняка, знали расположение комнат в доме. В коридоре преступники взломали стоявший там сундук и взяли из него: шубу на выхухолевом меху стоимостью 125 рублей (полугодовая зарплата рабочего на фабрике), разного белья и других вещей на общую сумму 163 рубля. Украв все эти ценности, громилы тихо удалились. Полина же Найворт с домочадцами все это время крепко спали и пропажу обнаружили только утром. В коридоре, около взломанного сундука лежали клещи и большой топор. Уходя, грабители оставили улику — один из них потерял калошу, и калоша эта оказалась… женской! Найворт немедленно заявила в полицию.

3 мая предположительно те же злоумышленники залезли в дом к купеческой вдове Акулине Филатовой. Тот же почерк — ночь, выставленное стекло, взломанные сундуки и убытков на 58 рублей. За несколько предшествующих месяцев тем же способом в Царицыне было обворовано десять домов.

А что же полиция? Полиция не дремала. Все это время шли напряженные поиски преступников, которые в итоге дали результат: громилы были пойманы. Кража вещей в доме Акулины Филатовой оказалась роковой для преступников, полиции удалось найти свидетелей и напасть на след. И несколько часов спустя шайка была арестована. Случилось это на пароходе «Фултон», отбывавшем в Астрахань, где воры планировали продать краденые вещи.

Задержанные оказались старыми знакомыми полиции — Михаил Селищев и Иван Подуров во всем сознались и даже «возвратили» часть похищенного. Часть вещей грабители уже успели сбыть в Саратове, но вот как звали скупщика краденного и где с ним произошла встреча, громилы вспомнить никак не могли.

 

Глупо, страшно и смешно

Были случаи смешные. 24 марта 1900 года в Вознесенскую церковь (что стояла на месте нынешнего Торгового центра в Ворошиловском районе) проник вор. Он залез в церковную лавку и похитил оттуда ценностей на 28 рублей 45 копеек. Заметили кражу утром, вызвали полицию. Полиция же по прибытии обнаружила кроме кражи еще кое-что: самого вора. Незваный ночной гость попытался покинуть церковь через печную трубу, да так застрял там, что не смог самостоятельно выбраться. Так полиция задержала злоумышленника со всем украденным при нем практически сразу, едва прибыв на место преступления.

Случались и совсем глупые преступления. 27 декабря 1912 г. из Дубовки в Царицын по коммерческим делам приехал купец Фадеев. Приехал он купить крупную партию хлеба. Но большой город с его трактирами и певичками сыграл с Фадеевым злую шутку. Хлебные дела он отложил, решив немного покутить, погулять — совсем чуть-чуть, разве нельзя? Загулял Фадеев, напился, а утром, простая душа, обнаружил, что пропали все его привезенные на сделку деньги — ни много, ни мало… пять тысяч рублей!  На этот  раз потерпевший оказался не столь везуч, грабителей не поймали.

Воры, случалось, попадались не только на улице, но и в конторах. Утром 28 декабря 1912 года коммерсант Николай Варыханов пришел в свою контору, которую он снимал в номерах гостиницы «Бристоль», что недалеко от современного железнодорожного вокзала. Пришел, открыл ящик письменного стола и обнаружил, что лежавшие там деньги — 36 рублей — пропали. Бросились искать по горячим следам. Был произведен расспрос служащих гостиницы. Те показали, что незадолго до Варыханова, в еще неслужебное время, приходил в контору служащий Михаил Типтяев. По словам швейцара, Типтяев прошел в номера черным ходом и, пробыв некоторое время в конторе, вышел, опять-таки через черный ход, желая остаться незамеченным. Но бдительный швейцар заметил его. Разумеется, Типтяева задержали сразу, как только полиция разобралась в деталях. Правда, вину свою арестованный полностью отрицал, да и денег при нем не нашли, но это было и неудивительно.

Конечно, в криминальной жизни Царицына случались не только кражи. Бывали и убийства, но убийств было мало, хотя, конечно, во время всплеска преступности 1905-1907 гг. случались и они. Однажды, в 1910 году в большой многодетной семье произошло жестокое убийство. Убили всех, кроме детей от первого брака отца семейства. Оказалось, что убийца — старший сын от первого брака, имевший умственную отсталость и возмущенный глубокой несправедливостью мачехи к нему и его братьям.

Примечательно, что столь активно обсуждающиеся сейчас коррупционные преступления тогда практически отсутствовали. Тема коррупции вообще была не актуальна и почти не имела общественного резонанса. За много лет издания главной газеты Царицына — «Царицынского вестника» — в нем не опубликовали ни одного рассказа о коррупционных скандалах или возбужденных по их мотивам расследованиях.

Граница царицынской свободы

Тюрьма города Царицына

Всех пойманных преступников отправляли в единственную на весь город тюрьму. Долгое время нормальной тюрьмы в Царицыне не было. И вот, 8 апреля 1882 года, Технико-строительный комитет рассматривает и утверждает проект постройки в Царицыне здания «тюремного замка».  Строительство  начали 27 мая 1884 года. Строили быстро, под наблюдением младшего губернского архитектора Стерлингова. Уже 5 октября 1886 года новая тюрьма была освящена и введена в действие.

Построена она была в форме буквы «Y», в формате одного 4-этажного корпуса. Помещение рассчитано на 200 человек мужского и женского пола, камеры же предусматривались как одиночные, так и общие, довольно просторные. Не успели закончить — начали наполнять. В январе 1897 года в Царицынской тюрьме содержалось 111 мужчин и 9 женщин, а уже в 1898 году — 150 мужчин и 19 женщин. Здание было построено с запасом…

На 4-м этаже тюремного здания располагалась церковь Апостола Андрея Первозванного. Кроме труда в мастерских и хозяйственных помещениях осужденные, случалось, исполняли работы и за пределами тюрьмы: вывозили нечистоты, убирали дворы, сады, улицы, пилили и кололи дрова, занимались погрузкой и выгрузкой тяжестей из вагонов, барж.

В 1891-1892 гг., когда по всему городу проводился водопровод, на средства правительства провели его и к тюрьме. При помощи водопровода на тюремном дворе устроили небольшой цветник и в нем фонтан. По данным 1908 года, в штате Царицынской тюрьмы состояло 45 надзирателей. По прошествии времени основной корпус не изменил своего первоначального вида и внутреннего обустройства, но изменила свое название сама тюрьма.

Интересно, что тюремный замок продолжает функционировать поныне. Он выдержал бои Сталинградской битвы и даже не поменял своего назначения. И сегодня на улице Голубинской, за «поясом» из более поздних зданий, стоит тот самый корпус «Y», выполняя все ту же функцию.


Текст: Роман Шкода, автор интернет-проекта «Царицын.рф»

Фото предоставлены автором.

Похожие статьи:

Читайте также: