«Красный Октябрь»: стальная империя

120 лет назад был заложен первый камень в основание металлургического предприятия, составившего славу промышленности нашего города. Уже через год запустили первую мартеновскую печь, и с тех пор безостановочный производственный цикл «Красного Октября» задает ритм жизни тысячам царицан, сталинградцев и волгоградцев. Меняются эпохи, одно поколение приходит на смену другому, а завод по-прежнему работает.  

«И рукотворные зарницы полнеба будут озарять…»

Обширные пространства, неприступные громады цехов, извивающиеся магистрали труб — таким встречает тебя легендарный «Красный Октябрь». Вот на открытом пространстве лежат кучи лома, свезенного с разных концов страны. Это — шихтовая площадка, которая оснащена новейшим оборудованием для порезки и прессовки, в частности пресс-ножницами «Lindemann». За прием металла, переработку и отгрузку сталеплавильным цехам отвечает копровый цех, оборудованный стационарными и передвижными лабораториями.

Электросталеплавильный цех — сердце «Красного Октября». Превращение предприятия в важную для народного хозяйства базу производства стали произошло еще в годы первых пятилеток. И этой специализации завод не только не изменяет, но и год от года укрепляет свое «стальное» реноме. На его долю приходится более половины выплавляемого в России нержавеющего проката и вся сталь специального назначения, производимая в Южном округе. Около 900 марок стали и 500 профилей проката, экспортируемых в десятки стран мира… И все это богатство выплавляется в печах, расположенных в громадном цехе, подчас вызывающем в волгоградцах трепет. Если смотреть на него ночью, в окружающей черноте можно разглядеть яростные языки пламени. Не зря все-таки в названии завода есть слово «красный»…

«У этих печей, где рождается сталь…»

Изнутри вид тоже величественный, но уже совсем не страшный. «Огненный» эффект производит жидкая расплавленная сталь, льющаяся из дуговой печи в разливочный ковш. Так завершается каждый очередной цикл плавки, начало которого — засыпание в печь шихты, по громкости похожее на извержение Везувия. Плавок за сутки — около 9-10, причем до такого показателя работу главной печи предприятия — ДСП-5 — удалось довести совсем недавно: в конце марта благодаря модернизации на порядок  сократилось время плавления металла. Двухсоттонную махину оборудовали новым трансформатором и современной электронной системой управления. Причем программное обеспечение для нее создано на заводе собственными силами.

Директор по информационным технологиям Айдар Габдуллин рассказал, почему сторонние подрядчики «Красному Октябрю» не потребовались: «У нас уже был опыт внедрения подобной системы на небольшой печи, так что знаний и компетенции наших сотрудников хватает на то, чтобы разрабатывать, проектировать, монтировать и запускать в эксплуатацию системы подобного класса». Главное достоинство новой системы управления — визуализация процессов для оператора, что позволяет ему оперативно реагировать на колебания показателей, возможные неполадки, протекание химических процессов. Благодаря современным технологиям производственные процессы упрощаются и облегчаются, и одно из следствий этого — работа в цехах  завода становится все более привлекательной для женщин. Чаще всего их можно встретить среди крановщиков и операторов. Хотя большинство их по-прежнему сосредоточено в органах управления.

«Зажгли мы огонь Прометеев…»

Но вернемся в сталеплавильный цех. Человека со стороны здесь поражает суровая индустриальная эстетика, похожая на декорацию к очередному фильму о Терминаторе. Звуки, не умолкающие ни на мгновение, создают особую техногенную музыку, сложноорганизованный ритм которой творится движением мостовых кранов и лязгом металла. Из небольших окон под самой крышей сочатся слегка мутноватые лучи солнца, окрашивая клубящуюся дымку в сизый цвет. И все вокруг большое, тяжелое, основательное, будто создано неведомым племенем великанов, оставивших нам в наследство свою мастерскую где-то в жерле вулкана.

 «Есть на земле горячие места…»

И вот сталь выплавлена… Что дальше? А дальше после разливки в изложницы по железной дороге она попадает в обжимной крупносортный цех. Содержание этого этапа производственного цикла раскрывает помощник начальника цеха по технологии Иван Козин: «Слитки со сталеплавильного цеха подаются в печной пролет на участок нагревательных колодцев для их подогрева и последующей прокатки на стане «1150». Здесь заготовки обжимаются, приобретая прямоугольное или квадратное сечение, и затем отправляются на последующие переделы. После проката металл поступает на первый пресс, где удаляется концевая обрезь, затем по рольгангу — на второй пресс для раскройки на мерные длины. Далее — участок клеймовки: клеймо наносится в торец заготовки, в нем указывается марка, номер плавки и т.д. После клеймения металл идет на охлаждение. Через двое суток он подвергается «ремонту» — зачистке, огневой или абразивной, затем — на станы «1400» или «2000», где производится листовая сталь, или на крупносортно-заготовочный стан «850» — здесь делают круглый прокат». Есть на заводе и другие станы.

Конечный вид стали зависит от пожеланий заказчиков. Широта сортамента выпускаемой продукции определяется огромным разнообразием рынка потребления стали. Металл, выплавленный на «Красном Октябре», используется предприятиями автомобильной, аэрокосмической, военно-промышленной и многих других отраслей. Понятно, что высокотехнологичные заказчики обращают внимание в первую очередь на качество продукции. Их возрастающие требования и заставляют металлургический гигант технически совершенствоваться, да и задачу расширения рынка сбыта никто не отменял. Чтобы перевооружение проходило системно, приняли соответствующую программу. Усовершенствованную сталеплавильную печь мы уже упоминали, а еще есть постоянное обновление электромостовых кранов, приборов для химических лабораторий,  систем автоматики оборудования и многого другого. К завершению подходит строительство современного термического комплекса в цехе отделки сортового металлопроката и в отделении отделки  плоского (листового) проката. Новые закалочные и отжиговые печи позволяют усовершенствовать финишную обработку металла, повысить его физические свойства в зависимости от предпочтений заказчиков.

 «Металл ковал железный наш характер…»

И снова о людях… Главное богатство «Красного Октября» — не сталь, а люди, которые эту сталь плавят. У тех, кто многие годы проработал в царстве металла, появляется в фигурах, в лицах и даже в голосах что-то металлическое. Эти люди прочнее многих, и так просто их не согнешь. Но помимо силы и твердости характера завод требует от них высокого профессионализма. Однако раз и навсегда освоить фронт работы нельзя: расширение сортамента продукции и технологическая модернизация заставляют постоянно учиться. Условия созданы: ежегодно более 3000 рабочих, специалистов и руководителей проходят обучение и аттестацию. Причем, не выходя за пределы завода.

«Красный Октябрь» меняется, ибо хочет к 120-летнему прошлому добавить не менее богатое будущее. Каждый, кто связывает с ним и свое личное будущее, должен соответствовать заданной планке. Но если характер можно воспитать, а профессиональным навыкам научить, то любовь к своему заводу со стороны не привьешь. Она должна вырасти изнутри. Казалось бы, тяжелый труд на суровом производстве — не лучшая почва для произрастания чувств, но стоит почитать стихи бывших и настоящих работников, и понимаешь: «Красный» занимает свое место в их сердцах сразу и практически навсегда. А когда расплавленной сталью перед глазами протекают десятилетия и наступает пора уходить, неизбежная грусть отливается в простую и честную, как и все в этой стальной империи, поэзию:

Уйду с взволнованной  душою,

И не забыть родной завод.

Я горд и счастлив был с тобою,

Надежный был ты всем оплот.

И в полночь, когда мне не спится,

Я буду у окна стоять,

Глядеть как рукотворные зарницы

Полнеба будут озарять.



Текст: Константин Смолий