Рамник Кохли: «Потребительский сегмент — драйвер успешного развития»

Рамник Кохли

О том, какие тренды наблюдаются в этом году на рынке смартфонов и где пролегают границы свободы при сборе и обработке данных пользователей, «ДВ» пообщался с главой компании Micromax по России и СНГ Рамником Кохли. Господин Кохли впервые приехал в Россию в конце 1990-х гг., окончил Государственный университет управления, работал в индийских подразделениях российских компаний (ОАО «ВТБ», MTS-India). C 2013 г. он снова в России: его задача — запустить малоизвестный бренд в сложных экономических реалиях. И это получилось: менее чем за 2 года компания смогла занять почти 5% российского рынка.

 — Термин BRICS в последние годы чуть менее популярен, чем раньше, и тем не менее эти пять стран (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) по-прежнему воспринимаются как близкие по уровню развития, по типу потребления и т. д. Что общего вы находите между Индией и Россией, а что делает их разными?

— Я по-прежнему связываю с BRICS большие надежды, потому что эти страны входят в число самых быстроразвивающихся в мире, а отношения между ними, как правило, очень хорошие. Главное — чтобы между этими пятью странами сложились прочные торговые отношения в потребительском сегменте. Что касается взаимоотношений между Россией и Индией, то они недавно поставили перед собой целью увеличить торговый оборот до $25 млрд в год с нынешних $10 млрд. Правда, сотрудничество в основном в государственном секторе и в тяжелой промышленности, а не в потребительском. Отношения между Индией и Россией одни из самых лучших, но чаще всего взаимодействие строится в отраслях вроде ВПК или атомной энергетики — а частный сегмент развит недостаточно.

— Замечали ли вы региональную специфику при ведении бизнеса в России, крупнейшей в мире стране? Есть ли какая-то разница между подходами к управлению и выстраиванию отношений в разных регионах?

— Уникальная демографическая особенность России в том, что большинство населения сосредоточено на Юге и в центральной части страны, поэтому и продажи конкретно у Micromax там больше. Все федеральные операторы имеют офисы в Москве, а значит, и закупки делаются через столицу — кроме DNS, расположенного во Владивостоке. В России рынок продаж электроники и мобильных устройств контролируется крупными игроками, маленьким региональным сетям остается не более 30% от общего пирога. В Индии структура диаметрально противоположная, порядка 70% рынка занято маленькими магазинами и сетями, поэтому и подходы к ведению бизнеса в России нам приходится искать иные.

— Существуют ли различия в процессе ведения переговоров в российском бизнесе и индийском?

— По сути, никаких особых отличий уже нет — давным-давно все страны перешли на американские модели управления, и Индия как исторически почти что англоговорящая страна переняла эти подходы быстро. Но если в Индии внедрение технологии, воплощение какой-либо стратегии в жизнь проходит оперативно, то в России это всегда занимает много времени.

— Можно ли ждать от рынка смартфонов революций сродни той, что 10 лет назад произвела компания Apple? Какие тренды вы считаете основными для этой отрасли на начало 2017 г.?

— Чем мне нравится рынок телекоммуникаций в целом, так это тем, что он всегда развивается, здесь каждый год появляются новые технологии, будь то качество дисплея или скорость мобильного интернета. Здесь всегда что-то происходит, в любой момент можно ожидать и революции, большого успеха от очередного стартапа — почему нет?

Один из основных трендов на рынке — превращение смартфонов с 5-дюймовым экраном в стандарт для России. В 2017 г. я наблюдаю рост экрана до 5,5 дюймов. Все большее распространение получит оплата услуг и товаров с помощью отпечатка пальца — это серьезно повышает безопасность платежей, а компания Micromax внедряет ее в смартфоны, которые стоят по 6–7 тыс. руб. Кроме того, смартфоны будут обладать все большей памятью — как оперативной, так и жесткого диска: этого требует современный функционал. Философия нашей компании — демократизация технологий, поэтому у нас все эти изменения коснутся и бюджетного сегмента.

— Современные средства связи позволяют узнавать о человеке максимум информации, от вкусов до местоположения. Как вы считаете, где пролегает граница той свободы частной жизни, которую переходить нельзя ни производителям смартфонов, ни правительству?

— Мне кажется, публику необходимо просвещать в вопросах цифровой безопасности, чтобы люди могли самостоятельно контролировать, какой объем сведений делать доступным — почти в каждом приложении это можно настроить. При этом и государство должно жестко регулировать использование собранной о пользователях информации и запрещать передачу ее сторонним организациям. Big Data — мощный маркетинговый инструмент, однако если кто-то захочет влиять на людей с помощью больших данных, это может быть опасным — и государство обязано пресекать такие попытки.


Текст: Александр Акулиничев

Фото: «Михайлов и Партнеры»

Похожие статьи:

Читайте также: