Нужны ли рекорды в сельском хозяйстве?

Волгоградская область — регион исконно аграрный, но по целому комплексу причин не извлекающий из этого статуса должных дивидендов. Точнее — дивиденды есть, и с каждым годом все большие, но соседние области и края (Краснодарский, Ставропольский, Ростовская) опережают нас и по абсолютным показателям, и по динамике роста аграрного сектора. Те показатели урожая зерна, которыми гордится наш регион (4,6 млн т. по итогам 2016 года) — для соседей пройденный этап, ведь они собирают в 2–2,5 раза больше.

Показательно, что крупная отраслевая конференция международного масштаба AgroHighTech XXI прошла в начале марта именно в Волгограде: организаторы, Российский зерновой союз, видят, что регион не в полной мере использует свой потенциал. Местная власть, впрочем, оценивает перспективы в позитивном ключе: замгубернатора Александр Беляев заверил в начале конференции, что погодные условия нынешнего сезона напоминают ему 1990 г., когда регион собрал 5,5 млн т. урожая зерновых. Однако между строк во многих речах как волгоградских спикеров, так и федеральных звучит осторожная мысль: а может, гнаться за рекордами по зерновым и не нужно, ведь рынок и так насыщен как никогда?

— Обыденным для нас стал 1 млн т. овощей, тогда как еще несколько лет назад о таких показателях мы и не думали, — отметил чиновник, и справедливо: Волгоградская область действительно стала регионом-экспортером овощей за считанные годы, с 2012-го к 2015-му. Причиной тому — обновление производства на крупнейших тепличных комплексах («Овощевод», «Заря») и появление новых профильных предприятий, как масштабных (Агрокомплекс «Волжский»), так и сравнительно мелких. Большинство таких комплексов используют готовую голландскую технологию — но рынок закрытого грунта настолько обширен, что даже обвал курса рубля в 2014 г. не подрезал им крылья. Замещение импорта турецких и израильских овощей, к тому же, приветствуется правительством России.

Если несколько лет назад волгоградских аграриев заботило, где взять деньги на семена и как обновить парк техники, не увязнув в долгах, то сегодня даже наименее успешные ставят задачи иного порядка: как продать урожай выгоднее, стоить ли оформить фьючерсы на зерно, каким образом разным производителям скооперироваться ради общей выгоды? Сознание сельхозтоваропроизводителей меняется, постоянным остается одно: желание сеять и сеять зерновые ради рекордных сборов, без оглядки на цену за тонну (которая, естественно, в нынешний урожайный год — низкая).

К этому добавляется проблема транспортировки: железнодорожные тарифы для фермеров неподъемные, а крупные СПК сталкиваются с тем, что у РЖД попросту не хватает вагонов для зерна. Автомобильные перевозки стали крайне невыгодными после введения «Платона» — прежде всего из-за фактического запрета на использование крупнотоннажных фур. Остается речной транспорт, который на стыке Волги и Дона вроде бы должен быть очевидным решением — но недостаточно ни портов, ни судов. Готовая бизнес-ниша — тем более что возрождение водных артерий попало в число государственных приоритетов.

Низкой остается и средняя зарплата на селе — около 20400 руб. А если исключить из подсчетов успешные предприятия, сделавшие ставку вместо пшеницы и ячменя на высокорентабельные культуры (сою, подсолнечник, сорго, нут), где годовой доход агронома превышает 1 млн руб., статистика окажется совсем печальной.

— Правительство разрабатывает стратегию развития зернового комплекса до 2030 г. и рассчитывает поднять уровень доходов на селе до 52% от городских. Так мы никогда не сохраним людей в деревне! В США, к примеру, доходы жителей сельской местности составляют 120% от горожан, — прокомментировал президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский.

По его словам, одним из двух ключевых факторов, обеспечивающих развитие российскому АПК, — это как раз крайне дешевая рабочая сила. Вечно она такой не будет, а значит, производителям уже сейчас необходимо ориентироваться на более высокую цену труда, что, в свою очередь, непросто при традиционных севооборотах (пшеница, ячмень, технические культуры). Второй фактор — естественное плодородие почвы, грандиозный запас питательных веществ в ней по всей стране — также не вечен, тем более что с удобрениями российские и особенно волгоградские аграрии работают не слишком активно. Как ни странно, несмотря на огромные территории, наше сельское хозяйство по старинке придерживается экстенсивного пути развития — больше забирает, чем отдает. Рынок умеют анализировать единицы, а потому предметом гордости почему-то остаются миллионы тонн пшеницы по бросовой цене, а не высокие доходы благодаря грамотной организации производства.


Текст: Александр Акулиничев

Фото: пресс-служба администрации Волгоградской области

Похожие статьи:

Читайте также: